16:05 

Когда депрессия...

Owlet
Звонок в дверь, кирпич в окно, поцелуй в ухо, кирпич в ухо, поцелуй в окно...
Случилась у меня как-то раз депрессия. Сезонное обострение шизофрении с наложением стрессового состояния. Поскольку сейчас то, что я выплюнула в Word, уже не актуально по отношению ко мне, можно это и рассматривать отвлеченно, так что пускай тут полежит:

...Это чёрное скользкое существо, которое сидит в моей груди… Этот сгусток негативной энергии. Когда он появился? Наверное, был всегда, но спал. И только блаженно приоткрывал глаза и щурился, когда я читала Максима Русси или хронику пилотажей, заставляя меня испытывать какое-то мазохистское удовольствие от вывернутых наружу кишок и прочей мерзости. Он не мешал мне запоем читать Тургенева и слегка кивал и улыбался трясшемуся в лихорадке Раскольникову.
Но сейчас он открыл свои чёрные злые глазёнки и больше спать не намерен. Что за чувства я испытываю? Откуда во мне появилась злость и тяга к разрушению? Возвращаясь в одиночестве из школы домой, я иду на предельной скорости и впиваюсь ногтями в ладони до кровавых следов. Напрасно Боб Марли ласково и беззаботно утешает меня: «No, woman, no cry…», вырубить нафиг! Лучше подпою Рамштайну. Я чувствую, как сжимаются мои зубы, сощуриваются глаза и мне кажется, что их цвет поменялся с холодно-серого на чёрный. Непроизвольно напрягаются все мышцы, и я застываю в какой-то судороге – это он, мой зверёк, подчиняет меня своей воле. Тургенев? Скучно. Вот Голдинг! Все сказали – читать тяжело и мерзко. А мне приятно…
Энергия кипит во мне. Куда её деть? Будь я мальчишкой – поиграла бы в футбол (хотя кто их знает, чем они руководствуются) или разбила бы кому-нибудь нос! Как я завидую сейчас моему приятелю Игорю, который, будучи гением разрушения, неоднократно слышит в свой адрес ругань, – у него на губах всегда радостная улыбка. Наорите на меня, кто-нибудь, так, чтобы уши заложило! Повода нет.
Что же мне делать, если я не могу, физически не могу сделать что-нибудь, что может вызвать крик? Спросить у кого угодно: кто такая Варя? Паинька, обязательная девочка, хорошая ученица. Я знаю это, я это слышала не раз, меня уже не испортит гордость. Наоборот – я проклинаю свой характер. Кто мне сказал, что я всё в жизни успею попробовать? Ха! Чего-то я не сделаю никогда. Я изо всех сил постараюсь выполнить свои обещания, я никогда не прикоснусь к наркотикам, я никогда не напьюсь до беспамятства. И теперь мне хочется выть от бессилия: я ведь даже не могу никому нагрубить!
Куда же деваться моему бедному зверьку, которому так хочется свободы, воплощения своих возможностей в жизнь? Кого ему избрать в свою жертву? А жертва нужна. Нужен кто-нибудь, которого сжать, впиться ногтями, поцарапать. Самоконтроль говорит категорическое «Никого!» А за неимением других зверёк грызёт меня… Для начала уничтожает все позитивные эмоции. Всё вокруг становится ненавистным. Когда рядом есть кто-то, я ещё держусь, но стоит мне остаться в одиночестве… Осьминог или паук, вылезший из меня, неспешно охватывает своими скользкими путами. Нет сил сопротивляться. Я ничего не могу и не хочу. У меня нет выхода. Глаза снова становятся бледно-серыми. Руки опускаются, и пальцы уже не шевелятся. Я просто стою и бесконечно рассматриваю с вялой ненавистью собственное отражение. Кто это устало глядит на меня из зеркала? То, что я вижу, ни на что не похоже. Всё, что я о себе слышала, не вписывается в это лицо. А паук, преобразовавшись во всепроникающую жидкость, сжимает и сжимает мою голову. Мне кажется, что я чувствую, как проходит трещина вдоль моего носа по лбу и до затылка. Я жду, когда же наконец я взорвусь или тресну, когда моё уже равнодушное лицо исказиться гримасой дикой боли, когда я смогу заплакать от неё и от жалости к самой себе. Но мои ожидания не оправдываются: боль остаётся тупой, ноющей, способной свести меня с ума, а чувство по-прежнему только одно – тоска без причины и повода. «Что мучает меня и как мне с этим справиться?» – вопрос, который я задаю себе и не могу найти ответа.
Илья ответил бы, вздумай я ему пожаловаться: «Скука тебя заела! Займись спортом или делом каким-нибудь. И хватит фигнёй страдать!» Он будет прав.
Мама сказала бы: «Это бес тебя искушает. Помолись, и тебе станет спокойно.» Она тоже будет права.
А папа бы не сказал ничего. Он, к которому толпы несчастных обращаются за спасительным советом, принципиально ни разу не дал совета своей дочери. И, наверное, он будет прав больше всех…

URL
Комментарии
2005-12-13 в 13:43 

IGL
Займись спортом или делом каким-нибудь. И хватит фигнёй страдать!

2005-12-13 в 20:15 

Звонок в дверь, кирпич в окно, поцелуй в ухо, кирпич в ухо, поцелуй в окно...
IGL, уже! Со мной уже все хорошо :kiss:
(Сделаешь себе аватарку?)

URL
   

Закорючки

главная